Меню
16+

Официальный сайт газеты «Наше время»

03.12.2020 10:05 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«Через 8 месяцев он стал настоящим медвежатником»

Автор: Подготовила Г. ЛУНЕГОВА,
внештатный корреспондент.

Фото В. Бурдина, п. Керос.

Из воспоминаний Александра Готфридовича Иоста, п. Усть-Чёрная

Я с самого детства полюбил природу, живой мир. С малых лет ухаживал в хозяйстве родителей за домашней живностью, начиная от лошади и кончая маленьким щенком. Но больше всего по душе мне пришлись собаки и кошки, с которыми я по сей день не расстаюсь, так как думаю, что они самые преданные человеку животные.

Вспоминаю то время, когда я, будучи молодым хозяином, завёл себе собаку. Это было в начале пятидесятых годов. Тогда мы с женой завели корову, нам от лесничества выделили участок под сенокос по реке Чёрная, за 80 километров вверх по течению. Туда нам приходилось ежегодно подниматься на лодке вручную во время покоса. Проводили мы эту работу бригадным способом по три-пять человек. Одному всё это было не по силам, ведь сено приходилось ещё и сплавлять на плотах, чтобы до дома доставить.

В 1952-ом году, когда подошло время ехать на покос, руководство лесопункта попросило нас (5 человек) доставить продукты для рабочих, которые были направлены на заготовку сена для лошадей. Лошади на лесопункте использовались для трелёвки леса. Всё необходимое для покоса было загружено на орляну – деревянное судно, построенное местными плотниками, грузоподъёмностью 10 — 15 тонн, которое передвигалось шестами вручную, а порою на верёвках, преодолевая пороги и перекаты, как на картине Репина «Бурлаки на Волге». Мы это расстояние преодолели за девять суток.

В это лето я как раз растил щенка, которого и взял с собой на орляну. К концу покоса он заболел чумой, целую неделю ничего не ел, весь истощал, еле на ногах держался. А в момент отплытия он убежал в лес, не давался в руки, так и остался на месте покоса.

Проплыли мы на плотах пять суток. Ещё через трое суток мы справились с выгрузкой и перевозкой, что, как обычно, закончилось застольем, большим праздником в честь обеспечения сеном для зимовки домашних животных.

На следующее утро меня разбудила жена и говорит: «Вставай, выходи, встречай своего Дружка!» Так звали моего питомца. Я как вскочил! Выбегаю, смотрю на него – и слёзы навернулись у меня на глазах: стоит мой дружочек, прислонившись к изгороди, еле на ногах держится и смотрит на меня. Я смотрел на него с огромной жалостью, не верилось, что это происходит действительно наяву. Что это маленькое существо, а было ему тогда 6 месяцев, в таком состоянии, больной, преодолел 80 километров вдоль берега реки и добрался до дома. Но я не растерялся и выходил его всякими путями, понемногу стал поить водкой для аппетита, пёс стал есть и через 15-20 дней поправился. С тех пор мы с ним не расставались, куда я, туда и он. Прослужил он мне 14 лет, пока у него хватило сил.

После этого я приобрёл себе другого щенка. Это было в середине шестидесятых годов. Я работал в ту пору в лесопункте технологом по подбору лесофонда и отводу лесосек для лесозаготовки. Мне постоянно приходилось общаться и работать с рабочими лесхоза и лесничими. Это были люди из местных коми-пермяков. Однажды я поделился с одним из них, Кузьмой Васильевичем Златиным, что остался без собаки. И он предложил мне щенка от своей, недавно ощенившейся, собаки. Когда я пришёл к нему на следующий день, он вынес мне целых пять щенков и говорит: «Вот сейчас я тебе выберу самого лучшего из них». Положил их на табуретку, они были ещё слепые, и говорит: «Сейчас посмотрим, кто из них будет твой, – тот, кто останется на табуретке». Об этой премудрости я впервые узнал от этого человека и навек запомнил, потому что это подтвердилось на факте. Самый сильный и здоровый не свалился с табуретки. Уже через восемь месяцев он мне служил, как полноценная взрослая собака, он стал настоящим медвежатником.

А сейчас, по старости и состоянию здоровья, я далеко в лес не хожу. Завёл себе дворняжку, которая является настоящим охранником на цепи. А когда в летний период я хожу за полтора-два километра от посёлка на рыбалку или в лес по грибы и ягоды, он постоянно сопровождает и охраняет меня от посторонних людей и чужих собак. Изредка компанию нам составляет и домашняя кошечка.

P.S. Далее А.Г. Иост пишет о своих встречах с медведем в лесу, о том, как собака помогала ему в охоте на медведя (всего он 6 медведей добыл).

Нынче эта тема для нас актуальна. Сёйвинцы в интернете в ноябре каждое утро выставляли видеоролики о том, что ночью по посёлку медведь ходил. В Усть-Весляне тоже видели следы. Гайнцы рассказывают, что медведь ходит на «третьем поле». Видели следы его посещения в Данилово, где он подобрал выброшенные внутренности забитого домашнего животного... А ведь уже пора и в берлогу лечь. Охотники предупреждают: голодный шатун особенно опасен, неизвестно, что у него «на уме». Лыжню любителям зимних прогулок нынче пришлось проложить ближе к домам.

Да ещё вокруг Гайн и Данилово волки «шалят», собак таскают и даже почти на глазах охотника могут напасть на собаку (в ноябре уже не один случай такой).

А вот что рассказала жительница Гайн о своей встрече с медведем в начале сентября:

- Ездили мы в лес на Улаужное. Брат с Риком (это щенок, лайка, 3 месяца) уходили вперёд, поднимали дичь, а мы с сестрой ходили вдоль дороги, собирали грибы. В стороне болота долго лаяла чья-то собака, очень долго, но выстрелов не было. Брат ещё сказал: вот чья-то лаечка работает. Потом показал помёт медведя, затем на деревьях мы увидели собак и кошек дохлых, подвешенных, развороченный мох. Но мы всё равно шли, собирали грибы, вышли уже на дорогу (машина была в километрах двух от нас)... Я ещё шутила, что по мостику иду последняя. Мол, так и хотите, чтобы меня медведь съел, а вы в это время убежите.

И вдруг я поднимаю глаза – и всё... Дикий ужас!!! Впереди нас, метрах в 60 — 70, на дороге во весь рост на задних лапах стоит медведь... Тёмно-бурый, с белым галстуком. Я даже слово сказать не могла. Брат тихонько сказал: не орём, не бежим, берите Рика на руки, прижмитесь ко мне и идём к машине. Мы шли по дороге, а медведь по правой стороне леса. Мы видели его, а он нас. Он вёл нас до самой машины. Такого страха ещё не испытывала... Ужас!!! Брат потом говорил: вы бы видели свои глаза... А я ему: твои-то я точно видела. Теперь лес для меня – надолго закрытая тема. Я даже молитву не смогла вспомнить. Главное, медведь скорее всего ходил рядом с нами (судя по поведению Рика, он несколько раз вёл себя не так как всегда, как будто предупреждал), а потом вышел. Но его не слышно. Хотя весь лес в сухих ветках.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

34