Меню
16+

Официальный сайт газеты «Наше время»

21.02.2019 14:12 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Эхо афганской войны...

Автор: Галина ЛУНЕГОВА. Фото автора.

Участники локальных войн из Гайнского района в Гайнской средней школе на торжественной линейке в день создания отряда Юнармии.

Слева направо: Олег Валерьевич Кузьменков и Иван Григорьевич Лунегов – участники Афганской войны, Максим Александрович Петрасюк и Евгений Васильевич Жижилев – участники Чеченской войны.

До Афганистана

Нельзя забывать, что воевали в Афганистане обычные парни, 19-20 лет, служившие в Советской армии по призыву.

Это именно их руководство СССР направило участвовать в гражданской войне на стороне народно-демократической партии и социалистического правительства Афганистана. Воевать не с афганским народом, а с террористами, торговцами оружием и наркотиками. Моджахедов, душманов поддерживали США (поставляли вооружение и разведданные) и Пакистан (на его территории находились базы террористов-боевиков).

Иван Григорьевич Лунегов, житель Гайнского района, – один из этих простых парней.

Вот что рассказала о его семье в своей исследовательской работе его дочь, школьница Татьяна: " Родился 11 января 1969 года в деревне Елёво в семье простых колхозников, в которой кроме него было ещё четверо детей. Его отец Григорий Александрович Лунегов (1937 г.- 1994 г.) работал трактористом и бригадиром в совхозе «Гайнский». Мать Мария Леонидовна, 1936 г.р., ещё подростком пришла работать на ферму совхоза «Гайнский» и до своего выхода на заслуженный отдых была свинаркой, дояркой, телятницей. Детство и юность Ивана прошли в деревне Елёво. У него было много хороших друзей, с которыми он до сих пор не теряет связь. В детстве он любил читать книги, ходить на лыжах и, конечно, много помогал родителям по хозяйству.

После окончания Гайнской средней школы поступил учиться в Кудымкарское отделение ДОСААФ на курсы водителей. После их окончания в 1987 году стал работать водителем грузовой машины «ЗИЛ» в совхозе «Гайнский». Потрудиться пришлось лишь несколько месяцев, так как пришла повестка в армию.

Курс молодого бойца проходил в учебном центре под Воронежем.

После окончания обучения осенью 1988 года был отправлен в Туркестанский военный округ (ТУРКВО). Попал в автобат, стал старшим механиком-водителем МАЗа, на базе которого размещалась ракетная установка".

А по соседству, в Афганистане, давно полыхала гражданская война, в которую с декабря 1979 года были вовлечены советские солдаты, 40-я армия. Среди наших уже были тысячи погибших, раненых, попавших в плен, замученных, пропавших без вести...

"За речкой был?" – так спрашивали о том, был ли в Афгане

Ещё в декабре 1987 года Михаил Горбачев во время визита в США заявил, что политическое решение о выводе советских войск принято. Вскоре в Женеве за стол переговоров сели делегации СССР, США, Афганистана и Пакистана с целью выработки политического решения афганской проблемы. 14 апреля 1988 года были подписаны 5 основополагающих документов по вопросам урегулирования политической обстановки вокруг Афганистана. Согласно этим договорённостям, которые вступили в силу 15 мая 1988 года, советские войска в течение 9 месяцев должны были покинуть территорию Афганистана, а американские и пакистанские власти обязались полностью прекратить финансирование моджахедов.

К середине августа 1988 года была выведена половина ограниченного контингента советских войск. США ответили на это увеличением поставок оружия моджахедам, фактически нарушив Женевские соглашения.

С уходом советских войск конфликт не прекращался. Он набирал силу. Чем меньше оставалось воинов-интернационалистов, тем активнее и наглее становились моджахеды.

- Наш ракетный дивизион пришёл на помощь нашим отходящим частям, – рассказывает Иван Григорьевич. – Чтобы без потерь вывести наши части из Афганистана, нас, ракетчиков, направили на подкрепление. Чтобы для уходящих на родину колонн дорога была чистая, мы должны были группировки врага уничтожать.

В октябре 1988 года мы зашли в Афганистан по мосту через речку. Забыл её название, но у нас, когда спрашивали: "За речкой был?", это означало участвовал ли в военных действиях в этой стране.

Нас наши встретили на бронетранспортёрах и проводили, охраняя, до Кабула, столицы Афганистана. Мы удивились, когда перед этим нам выдали тёплую одежду, бушлаты. "Зачем? Жара ведь вон какая!" – спрашиваем. – "Поймёте", – отвечают. И правда, чем выше в горы, тем холоднее, в высшей точке перевала Саланг был мороз больше 20 градусов. Всё было непривычно: степь, зелёнка, а дальше камни, скалы, заснеженные горы... Крутые повороты, подъёмы и спуски. Прошли 2 тоннеля, при движении по которым особенно важно, чтобы ни одна машина не заглохла... А именно там да на крутых поворотах или в тумане могли поджидать моджахеды.

Зелёненькие мы были, не обстрелянные.

Колонна шла как будто с гуманитарной помощью, ракетные установки были скрыты под тентами.

Наша военная часть дислоцировалась под Кабулом. Расположились в ангарах и казармах.

Начали работать. Ракеты нам поставляли на самолётах. Мы на своих "Ураганах" ездили по окраинам Кабула, искали точки и на основании разведданных, по команде офицеров били ракетой по месту дислокации банды – под Паншер, Кардаган. Много боевых ракет запустили. Только наша установка – до 15 боевых выстрелов совершила. После каждого сами себе ставили в военный билет отпечаток пальца – сажей.

«Ураган" – это боевая машина, советский полноприводный четырёхосный тяжёлый колесный грузовой автомобиль «МАЗ-543». Его масса 44 т, длина 12,7 м, высота 3 м, мощность двигателя 500 л.с., максимальная скорость 70 км в час, запас хода 1000 км, колёсная база 8х8.

На шасси высокой проходимости размещается ракета (весом 10 тонн) высокой точности – её отклонение в полёте не превышает 10-20 метров.

- Подготовка ракеты к бою после получения целеуказания занимает всего 3 минуты. Затем пуск – 38 секунд. А уже через минуту машина снимается с места, поэтому практически неуязвима для ответного огня противника, – продолжает отвечать на мои вопросы Иван Григорьевич. – За нами охота шла, бандитам за захват ракетной установки с экипажем обещали огромные деньги.

А наши нас берегли. Перед нами весь район "Градами" обрабатывали. И то мы в переделки попадали, стреляли по нам.

- Было ли страшно?

- Конечно, вначале себя неуверенно чувствуешь. Вначале всегда страшно. А потом адаптируешься – обычная работа. Выполняешь свой воинский долг. Приказ поступает – в любое время суток, днём или ночью по тревоге – в путь, в горы...

Я выполнял приказ. Присягу принял – выполняешь приказ.

Командиры нам говорили: мы с вами защищаем южные рубежи нашей родины. Тогда ведь Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан – это была уже наша страна, СССР.

- Вы воевали в Афганистане уже в самом конце войны. И тогда ещё гибли наши ребята?

- Гибли. Душманы вели партизанскую войну, а часть населения Афганистана им помогала. Днём это были мирные крестьяне, а ночью – диверсанты. Некоторые наши ребята гибли по собственной глупости. Там тогда на их базарах всё можно было купить: одежду, магнитофоны, плееры, кроссовки... Не то, что в Советском Союзе – тогда ничего этого у нас не было. Некоторых это прельщало. Молодые ведь! 20 лет! Уходили в самоволку. А обратно возвращались трупами – глаза выколоты, уши отрезаны, живот вспорот и набит яблоками. Они лежали на плацу, а в нас закипала ярость, ненависть к противнику.

- Бытовые трудности были?

- Было очень трудно переносить климат Афганистана. Климат там очень тяжёлый. Бывает очень жарко, более 50 градусов. Не каждый может выдержать такую жару. Многие теряли в весе, от сильной жары совсем не было аппетита.

- Как проводили свободное время, если оно, конечно, было?

- В основном – на фильмы ходили. Но некогда было отдыхать, главное – следить за техникой, оружием. Чтоб как часики ходили! Проверяешь, ремонтируешь, чистишь.

Быть механиком-водителем очень ответственно. Моя задача была – довезти парней из экипажа к месту запуска ракеты и вернуть целыми и невредимыми.

- Письма домой можно было писать?

- Вначале не писал, где нахожусь, чтобы родители не переживали. Но сестре написал, а она "ляпнула" родителям. А потом они получили письмо от командира нашей части – Благодарность за воспитание сына, хорошего воина. В общем, "тайна" открылась.

Не знаю, проверялись ли наши письма. Нам просто сказали: пишите, но аккуратно. Да я много и не писал: жив-здоров – и всё. Спрашивал, какие у них новости, как соседи... Мне отвечали сёстры, родители. Отец поддерживал меня, писал: приезжай домой живым. Иногда брат писал, отслуживший в Германии.

Мне предоставляли отпуск, можно было побывать дома. Но я не поехал. Понимал тогда уже: пока через Саланг проедешь – десять раз могут убить.

Из Благодарности родителям

Уважаемые Мария Леонидовна и Григорий Александрович! Командование войсковой части сообщает вам о том, что ваш сын, находясь в рядах доблестных Советских Вооружённых Сил, показал образец умелых, инициативных действий на тактических занятиях.

За усердие в службе, отличное знание и умелое владение вверенным оружием и боевой техникой, примерную воинскую дисциплину он поощрён командованием.

Мы искренне благодарны вам за хорошее воспитание сына – настоящего патриота нашей Отчизны.

- Вы служили в Афганистане по февраль 1989 года и были свидетелем того, как, выполнив боевое задание, уходили с той войны наши последние солдаты. Как это было?

- Выходили небольшими колоннами, так легче было их прикрывать. Шли несколько дней: артиллеристы, зенитчики, танкисты, пехота... Настроение, конечно, было приподнятое: домой! домой!

Последними, как на параде – под знамёнами, на БТРах, под командованием генерал-полковника Бориса Громова – выходили элитные части, в основном, конечно, ДШБ (десантно-штурмовые бригады).

Пересекли границу, снова оказались в Узбекистане, и всё же мы праздновали: мы на родине!!! Хотя до Урала и нашей деревни Елёво были ещё тысячи километров! Но нашей родиной тогда был великий Советский Союз.

Всем помнятся кадры кинохроники: пересечение государственной границы по мосту через реку Амударью. Перед нами тогда, помнится, выступал Александр Розенбаум, без всякой сцены, стоял на земле, а мы – вокруг него. Сколько было радости! И слёз.

Справка

Всего в Афганской войне участвовали 46 человек из Гайнского района. Погибших не было. Один пропал без вести. На сегодня в районе проживают 14 участников этого военного конфликта.

После Афганистана

Но Ивану Григорьевичу ещё раз пришлось побывать в Афганистане. После вывода войск из Афганистана его часть была отправлена под Термез, что относился Туркестанскому военному округу. Во время афганской кампании Термез являлся важной военной базой, там был построен военный аэродром. Сюда прибыли афганские солдаты – «бачи», так их называли советские солдаты, что означает «молодой парнишка». Они должны были обучиться управлять нашими ракетными установками. Был дан приказ выучить афганских парней за месяц. Дальше нескольким нашим офицерам и солдатам, в том числе Ивану Григорьевичу, приказали переодеться в форму афганских солдат и лететь вместе с ними в Афганистан, чтобы теоретические знания по управлению ракетными установками применить на практике. В конце марта 1989 года загрузили ракетные установки в огромный грузовой самолёт «ИЛ-76» и полетели в Кабул. Прилетев, «бачи» разбежались по домам. Нашим солдатам было предоставлено место в Советском посольстве в Кабуле. И у них началась повторная военная служба. Они вместе с афганскими солдатами выезжали почти каждый день на боевые задания, это длилось целый месяц. В одной из переделок Ивана Григорьевича контузило. Но в военном билете записи об этом нет. Вообще если бы в то время с ними что-то случилось в Афганистане, если бы погибли, попали в плен – о них бы никто не узнал, так как заехали они туда нелегально, то есть выполняли секретную миссию по поручению советского командования.

В конце апреля 1989 года они вылетели из Кабула в Туркмению, так как там располагалась их часть. И только в мае 1989 года Иван Григорьевич Лунегов демобилизовался из рядов Советской армии.

Признаётся:

- На гражданке плохо было после войны. Долго привыкал. В первые годы после возвращения ночью спать не мог. Там ведь всё было на нервах. Нервы надо железные.

Ничего хорошего в войне нет. Сейчас вот в Сирии конфликт. Там тоже наши парни гибнут, жалко их...

Конечно, нас не забывают. Получаем ежемесячно денежную выплату. В госпиталь 2 раза ездил. Вскоре после возвращения при поддержке государства смог купить в дом в д. Данилово, переехал с семьёй из д. Елёво. Иногда нас собирают – в Кудымкаре, в Кочёво. Вновь ощущаешь боевое братство.

В школу на встречи с ребятами приглашают. Просят выступить. Но я отказываюсь. Что рассказывать? – Отслужил, как все.

Награды И.Г. Лунегова за воинскую службу

Медаль "За отвагу".

Знак "Воин-интернационалист".

Орден Республики Афганистан "За храбрость".

Медаль Республики Афганистан "За храбрость".

Медаль "От благодарного афганского народа".

Медаль "10 лет Саурской революции".

Юбилейные армейские медали.

Из Почётной грамоты от командования войсковой части

Награждается рядовой Лунегов И.Г. за мужество и твёрдые навыки в боевой работе, примерную воинскую дисциплину и высокое чувство интернационального долга, проявленные на земле Республики Афганистан.

7 ноября 1988 года.

Война научила его ценить жизнь, ценить дружбу, быть ответственным человеком.

В 1991 году Иван Григорьевич завёл семью, воспитывают с женой двоих дочерей. Работал 16 лет в Авиалесоохране, был парашютистом-пожарным. Это тоже работа для настоящих мужчин – требует храбрости и отваги, опасная, ответственная. Уволившись по болезни, устроился в Гайнскую среднюю школу разнорабочим. Его в коллективе очень ценят и уважают: на все руки мастер, серьёзный, надёжный, отзывчивый.

Первые юнармейцы Гайнской средней школы – во время той торжественной линейки, на которую приглашались воины-интернационалисты.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

7