Меню
16+

Официальный сайт газеты «Наше время»

06.08.2020 09:24 Четверг
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«Армия – та же работа»

Автор: Беседовала Т. БАЗУЕВА. Фото автора.

Цвет синего берета похож на синеву просторов родины.

На фото Роман Валерьевич Самков из Иванчино. Сержант в запасе. Воинская должность – сапёр. Свои навыки и умения, полученные в 104 гвардейской дивизии (г. Ульяновск), реализовал в первой военной кампании в Чечне. Сейчас он – обычный сельчанин и крепкий семьянин, отец трёх дочерей. И жена – красавица. Живут дружно, с родителями. Вроде, всё сложилось (об этой семье я рассказывала в материале «У каждой семьи – свой дар и бесценный опыт» в № 35 газеты за 13 сентября 2019 г.).

О своей службе в армии он был не против рассказать, но рассказал немного, показал фото. Наша беседа состоялась у него дома на кухне, жена Надежда заботливо хлопотала рядом. Роман немногословен, но если смеётся, то от души.

- Почему ВДВ? Эти войска считаются жестокими.

- Сам выбрал. Так хотел ещё в школе. Это же элитные войска. И вообще раньше в армию сходить было престижным. Считалось, что если «в армию не сходил, всё, позор!». Деды воевали оба, батя, Валерий Спиридонович, в ракетных войсках служил, брат был, он подводник. А насчёт жестокости я бы не сказал. Раньше, когда срок службы был больше и требования жёстче, десантура была жестокой. А сейчас за год ребята даже не успевают возмужать, обучиться. Чтобы быть десантником, надо нормативы сдать, «посвящение» на знаменитый синий берет пройти, а прыжки… это ни с чем не сравнить. Это и сейчас есть, но служить сейчас легче. В армию я пошёл после ДОСААФа, служил полтора года. Хоть не принято говорить, но у меня была и дедовщина, и уставщина. Но мне не привыкать. С 14 лет работал в колхозе. А армия – та же работа. За время службы удалось совершить только три прыжка. На аэродром возили часто, выезжали в 5-6 утра, но он был далеко, и, пока доезжали, поднимался ветер, и прыжки отменяли, отрабатывали другие учения. Вообще Ульяновск называют «городом семи ветров» – лесов нет.

- Форма сохранилась, надеваете в праздник?

- Да, есть. Но только она 50 размера, а мне сейчас 56 надо!

- Есть отличительные знаки?

- Сейчас покажу. И он расстелил на столе дембельскую куртку десантника с аксельбантом и значками: гвардейскими, отличительными знаками и нашивками десанта, знаком участника боевых действий в Чечне.

- Почётно. В какую чеченскую ходил?

- В первую. Призвали в конце ноября 1994 года, а уже в апреле 1995 года забросили в Ханкалу.

- Довелось принять участие в операциях?

- Нет, конечно. Я же сапёр (смеётся), водитель. Ездил на ЗИЛе-131 Кунге с прицепом. Жили в палатках. Основной задачей было – обеспечение чистой водой. В Аргуне вода мутная была, речка же горная. Вот воду качали в ёмкости, где она отстаивалась, а потом переливали чистую в другие ёмкости.

- Как оберегали себя, какие «правила» работали? Хватало ли оружия, патронов, довольствия?

- С автоматами жили, с автоматами спали. Были и бронежилеты и разгрузка (тоже жилет такой), в неё можно было по 3-4 рожка с патронами, гранаты штуки 3-4 распихать. Ходить по одному нельзя было, на постах по два человека. Посты в зоне видимости располагались. Местные жители иногда приходили за водой. Часто был один чеченец из соседнего селеления, воду чистую у нас брал. Мы с ним даже сфотографировались.

(Надежда принесла фотоальбом, показала повестку Романа и даже характеристику на сержанта Самкова принесла, в которой после перечисления достоинств солдата была рекомендация для работы в органах МВД. И ещё один пунктик заинтересовал моё внимание: «За мужество и героизм, проявленный при выполнении Правительственного задания в Республике Чечня, представлен к медали «За отвагу». Значит, всё-таки герой, значит, что-то всё же было. Ведь в Республике он службу нёс почти 7 месяцев. 7 месяцев рядом со смертью под прицелом боевиков. Но медали не было на куртке. Где она? Она не нашла своего героя? А ещё обратила внимание, что снимки в альбоме с Полароида, хорошего качества. – Авт.)

- Расскажете, как там было?

- Нормально. Я даже видел, как в июне боевики приезжали на переговоры с генералом Александром Лебедем, на посту стоял тогда. Автобус с ними пропускали. Обычные. Как мы одеты, так и боевики. Чем кончилось, не знаю, но затишье же потом было. Как бы затишье.

Однажды поступило сообщение, что боевики заминировали скважину, но по приезду мы растяжек не нашли. Вернулись все живые.

А в другой раз поехали собирать дрова и трое подорвались на мине, я их загрузил и отвёз в госпиталь. Кстати, мы ещё доставляли тяжёлого, но его не спасли… 200-ый.

Жара в Чечне, всё зелёное. Но всё не такое, как у нас. Там даже акация с такими шипами (и он развёл большой и указательный палец правой руки сантиметров на 8-9. – Авт.), выходишь из кустов, а форма или маскхалат дранный. Красиво так-то. Но не поохотишься, хотя добывали какую-нибудь птичку. После Чечни месяц отпуска давали, дослужил в Ульяновске.

- В армии у всех прозвища есть либо по фамилии, либо по специальности. А у вас какое было?

- Ротный уважительно называл Охотником, Таёжником. Я же с детства охотился. Отец приучил. Вот и там иногда удавалось. Ну, а когда ротный разозлится, то – Чукча (смеётся).

- Ветераны боевых действий часто собираются по знаменательным датам. Встречаетесь с сослуживцами?

- Давно уже никого не видел. Двоих с трудом, но нашли по Интернету – Сергея Утенькина и Диму Горкушенко. Призывался вместе с Андреем Бабиной из Кероса, он потом на контракт в Югославию ушёл. А я права дома в отпуске забыл, ушёл на дембель.

Здесь в Сергеевском с друзьями собирались, с Виталиком Тиуновым, с Юркиным, с Шкудовым. Друзей уже через одного осталось. На мероприятия в Гайны езжу. Медаль в декабре юбилейную вручили в КМЦ.

За Родину постоять, в армии отслужить – святое.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

107