Меню
16+

Официальный сайт газеты «Наше время»

07.05.2020 13:19 Четверг
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Письмо из 1943-го, или Судьба семьи в судьбе Отечества

Автор: Л. КАЗАКОВА, ветеран труда Пермского края, краевед.

...Шёл 1932 год. В д. Елёво жила дружная трудолюбивая семья Лунеговых: Константин Абрамович, его жена Ксения Мироновна, их дети: Павел, Мария и Степан с женой Августой и маленькой дочкой Катей. Жили они в двух небольших домах под одной крышей. Двор для скота был гораздо больше дома, потому что в хозяйстве были 2 лошади, 2 коровы, много овец. Для сыновей Степана и Павла строили новый дом, уже поставили срубы. Константин Абрамович был очень прижимистым, экономил даже на еде. А работали все от темна и до темна, никого на работу не нанимали, справлялись своими силами.

Однажды в дом нагрянули чужие люди, среди них была активистка Ананьевна. Они выгнали из собственного дома всю семью Лунеговых. Августа взяла немного молока, чтобы утром накормить Катю, но Ананьевна молоко отобрала. Константин Абрамович хотел взять тулуп, но и его отобрали. Ушли Лунеговы из дома с пустыми руками, в одежде, которая была на них. Приютил их сосед Григорий Абрамович, по прозвищу Гриша рыжий.
В то же день дом Лунеговых заняла активистка Ананьевна с детьми. Но на следующее утро Ананьевна посадила детей в большую корзину (в ней вывозили навоз со двора) и вернулась в свой старый дом, сказав, что в доме Лунеговых «чудится»...
В доме Лунеговых так никто и не жил. В сарае сделали колхозную ферму, в доме – рабочее помещение для доярок. В новых домах была школа...

Семья Лунеговых жила то у родителей Августы, то у Лунегова Антона. В колхоз их не принимали.
Константина Абрамовича несколько раз садили в тюрьму, но вскоре выпускали. В 1935 году он умер.
Так как Лунеговы не были колхозниками, у них не было земли для выращивания зерна и овощей. Чтобы не умереть с голоду, Степан пошёл в Гайны на заработки, а Августа осталась в деревне с маленькой дочкой. Летом они питались травой, грибами, ягодами. Шли Августа Павловна с Катей из Елёво – собирали землянику, в Гайнах продавали ягоды и возвращались в деревню. Так прожили до зимы, а зимой и Августа Павловна стала жить с мужем в Гайнах, а Катю оставили в Харино у знакомых. Августа по ночам прибегала к дочери, приносила немного хлеба. В одну из зимних ночей Катя, раздетая, босиком, целый километр бежала за мамой, кричала и плакала. Августа взяла дочь, спрятала её под платок и принесла в пожарку, так как Степан работал пожарным.
Пожарка располагалась на берегу Камы (позднее там была баня ЛПХ), там стояли пожарные лошади, каждая в отдельном стойле. В коридоре – большая чугунная печь. На ней варили мёрзлую картошку для лошадей и для себя, заваривали овёс. Овёс давали лошадям, а отвар пили сами.
В пожарке Лунеговы прожили до весны. Все трое спали на топчане, а по полу и по топчану бегали крысы.
Весной Степана Константиновича перевели работать на конный двор, который располагался рядом с пожаркой. Дали квартиру. Под крышей кирпичного завода, рядом со стеллажами сохнущих кирпичей, стоял маленький домик 4х4 метра. В этом доме стала жить семья Лунеговых и ещё один елёвский мужчина. Однажды этот мужчина и Степан Константинович пошли в Елёво и, купив там лошадь, приехали на ней в Гайны. Лошадь вечером закололи, а мясо поделили. Мужик, наевшись мяса после длительной голодовки, ночью умер. А Лунеговы сделали пельмени, а сварить их хотели утром. Поставили лист с пельменями в изголовье, рядом с топчаном. Утром проснулись – нет ни единого пельменя, съели крысы.

Степан Константинович был хорошим работником, к тому же окончил 4 класса школы, поэтому его перевели в «Леспромторг» завхозом и дали квартиру в центре посёлка (между бывшим детсадом «Теремок» и бывшей же типографией-редакцией газеты). Через некоторое время Степана Константиновича перевели кладовщиком ОРСа и предоставили квартиру на Кирпичном (сейчас ул. Созонова).
Катя ходила в школу. Её первой учительницей была Евдокия Степановна (Горюнова или Югринова?). Школа была на берегу Камы в 2-этажном купеческом доме (недалеко от современного здания почты). Затем перешли в «красную» школу (сейчас начальная), т.к. деревянная сгорела. Детей с Кирпичного в школу возили на лошадях.

...1941 год. Началась война. На площади висел громкоговоритель, народ собирался и слушал сообщения. Каждый день дети бегали на площадь, провожали на войну мужчин и девушек. Их отправляли на лошадях. Особенно хорошо Катя запомнила Марию Зуеву (Зубову?) – красивую девушку с длинными чёрными косами.
В 1942 году, в 14-летнем возрасте, Катя пошла на прямые работы в «Леспромторг». Там, где сейчас стадион, выращивали картофель, лук, капусту, турнепс, а через дорогу, на берегу Камы, выращивали огурцы в открытом грунте, теплиц тогда не было. Воду для полива возили с Камы на лошадях. Во время сбора урожая рабочим давали по корзине вкуснейших огурцов. В бригаде работали только дети, лишь бригадиром была взрослая женщина Селезнёва (Аделя?).

Летом эта же бригада работала на Улаеге. Там выращивали рожь, овёс, ячмень, картофель и горох. Бригада школьников полола посевы, окучивала и копала картофель, снимала горох. Взрослые приезжали жать хлеб. На Улаеге жили неделями. Продукты давали по карточкам (сало, хлеб), лук воровали с деревенских огородов. В школьной бригаде питались все вместе, по очереди дежурили и готовили еду на всех. Взрослые женщины рано утром вставали, каждая готовила еду для себя. Затем все шли на р. Булач на сенокос. Вечером приходили уставшие, и каждой опять приходилось готовить ужин для себя. Однажды женщины нажаловались начальству на школьниц, якобы они не все работают. Но начальство разрешило школьникам оставлять дежурных.
Во время войны вторым секретарём райкома комсомола была Галя Лебедева. Она вызвала в райком (2-этажное деревянное здание, позднее – санэпидстанция) Зину Каурову, Анну Мышкину, Катю Лунегову и других и предложила организовать концертную бригаду. Девушки сами готовили концертные номера, аккомпанировал Бушманов – работник Дома культуры. Концерты показывали после работы в Гайнах, Шордыне, на лесоучастке Усть-Лупья, куда добирались пешком.

После окончания 7-летки Катя начала работать бухгалтером и 43 года не изменяла своему любимому делу.

В марте 1943 года отца Кати, Степана Константиновича, взяли в армию. В тот день его одного увезли в Кочёво, там был сбор. Степан Константинович вёз с собой на фронт самодельные широкие лыжи и какое-то оружие. Он писал с фронта домой, но сохранилось только одно письмо, которое он отправил своей младшей сестре Марии (Лунеговой — Шнайдер Марии Константиновне).
«...ещё, Маруся, передайте ребятам своим племянникам (Кате, Николаю и Григорию) – пускай они не ругаются, живут спокойно... Я здесь живу весело, каждый день и ночь музыка играет в воздухе. Жить весело. Давай, Маруся, пиши письма почаще... И передавайте привет Григорию Михайловичу и передайте адрес. Я письмо вам писал по (неразборчиво) 12 часов дня 21 июня 1943 года. Ещё, Маруся, пошлите в письме бумаги. У меня бумага вся вышла, и здесь её нет. Пока писать нечего, остаюсь жив-здоров, чего и вам желаю. С приветом, ваш брат Стёпа».

Степан Константинович воевал в составе 125-го стрелкового полка 6-й Краснознамённой стрелковой дивизии (боевой путь – Брянск, Орёл, Курск, Харьков).
«С 5 по 23 июля 1943 года войска Центрального, Воронежского и Степного фронтов в ходе оборонительных боёв обескровили, а затем остановили наступление ударных группировок немецко-фашистской армии и создали благоприятные условия для перехода в контрнаступление на Орловском и Белгородско-Харьковском направлениях.
С 3 по 23 августа проводилась завершающая операция Курской битвы – Белгородско-Харьковская стратегическая наступательная операция».
(Из книги «Великая Отечественная война. Цифры и факты»).

19 августа 1943 года Степан Константинович был ранен.

В своём последнем письме домой, отправленном из-под Харькова, он писал, чтобы держали корову, чтобы дети слушали маму. Ещё написал: «Иду в разведку, не знаю, как вернусь».
В феврале 1944 года Лунеговой Августе Павловне принесли извещение, в котором было написано, что её муж Степан Константинович пропал без вести.
В 70-х годах Екатерина Степановна услышала по радио выступление московского инженера. Он рассказывал, что во время войны, под Харьковом, в избе, немцы распяли его – прибили к стене ладони. Спас его русский разведчик. Его звали Степан Константинович или Константин Степанович, точно он не запомнил, так как был малышом. Может, это был Лунегов? Мы не знаем.
Августа Павловна Лунегова много работала (даже грузчиком), была награждена медалями, признана труженицей тыла. Умерла 21 января 1985 года.
Мария, сестра Степана Константиновича, вышла замуж за немца, высланного в Кебраты – Шнайдера Виктора, родила семерых детей.

С 1943 года фронтовое письмо отца Степана Константиновича Лунегова хранила, а потом сдала в музей дочь – Екатерина Степановна Казакова. Она в годы войны писала заявление, хотела добровольцем уйти на фронт, но её не взяли.
Екатерина Степановна – труженик тыла, ветеран труда, воспитавшая троих детей, увидевшая девятерых внуков, многих правнуков... Умерла 5 декабря 2010 года.
Эта история в 2005 году записана мною, её дочерью, с её слов и проверена ею. В 2019 году озвучена на 12-й районной краеведческой конференции.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

11