Меню
16+

Официальный сайт газеты «Наше время»

19.02.2019 13:05 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

НАРОДНЫЕ ВРАЧЕВАТЕЛИ КОМИ-ПЕРМЯКОВ

Автор: Г.И. МАЛЬЦЕВ,
кандидат исторических наук, доцент, г. Кудымкар

Традиционная медицинская культура любого народа условно подразделяется на два направления: «бытовая», носителями которой в той или иной степени является каждый человек, каждая семья, селение; и «профессиональная», которую представляют различного рода народные врачеватели — знахари, занимающиеся диагностикой, лечением и предупреждением различного рода заболеваний.

В рассматриваемый период, в середине 19 – начале 20 веков, и в сегодняшнем коми — пермяцком обществе, небезынтересным являлось и продолжает являться отношение к знающему человеку — тöдicь (знахарю), к его облику и статусу, его месту, значению и роли в религиозно-мифологической картине мира. В данной работе характеризуются основные аспекты, связанные с его психологической и социальной характеристикой: ролью, обликом и своеобразной иерархией знахаря в пермяцком обществе, и его значении в традиционном мировоззрении у коми-пермяков.

Роль, статус и иерархия врачевателей

В конце XIX — начале XX века, как было уже отмечено выше, в традиционной медицинской культуре коми-пермяков важную роль играли народные врачеватели — знахари, занимающиеся диагностикой, лечением и предупреждением болезней. Эти основные, так называемые, «направления деятельности» тöдicь (знахарей) были очень тесно связаны друг с другом. Основным источником медицинских знаний являлся большой народный опыт, а особые коммуникативные механизмы передачи от поколения к поколению способствовали развитию духовной культуры и жизнеобеспечению коми-пермяцкого этноса.

Немаловажную роль также играли индивидуально-психологические черты и опыт народного врачевателя. Результаты его медицинской практики во многом зависели от того, насколько действия знахаря соответствовали общим представлениям диагностики, лечения, предупреждения заболеваний, разговора с больным (пациентом), контакта с ним. Учитывая эти факторы, давалась оценка доверия или недоверия больного и окружающих к знахарю, и создавалась необходимая, соответствующая для лечения психологическая атмосфера или обстановка.

Небезынтересным и важным является аспект передачи знаний. Чаще всего они передавались по наследству. Врачевателем (знахарем) тщательно выбирался обязательно из своего рода (увтыра) человек, которому он передавал все полученные от своего учителя, и наработанные своей практикой, лечебно-магические знания и навыки, а также те умения, которые он приобрел в процессе лечебно-практической деятельности. Эти знания, как правило, народные знахари (лекари) хранили в глубокой тайне. Преемник у знахаря мог быть сыном, дочерью, внуком или внучкой, племянником или племянницей.

Роль и статус народных врачевателей интересовал многих исследователей коми-пермяцкого этноса. Следует отметить, что их ocoбая роль в жизнедеятельности этноса зафиксирована еще на заре создания родового общества пермяков в преданиях и мифах о Кудым-Оше — вожде и паме одного из родов иньвенских пермяков, что зафиксировано в книге В.В. Климова «Лöз йöрнöс» (Голубая рубаха) (Климов, 1992).

В предании о Кудым-Оше раскрывается и роль матери богатыря, которую звали Пöвсин. Согласно предания, она была знахаркой. Пöвсин лечила различные болезни, вправляла кости, изгоняла из городища злых духов, призывала на помощь богов при различных ситуациях.

«Нылöн мамныс вына Пöвсин Их мать сильная Пöвсин

Памкöт öтмымда юралöм, Вместе с князем правила,

Бур тöдicьон карас вöлöм: Cильной знахаркой славилась в городище

Вермöм вöтлыны шогöттэз, Умела лечить различные болезни,

Чегöм ки да кок веськöтны, Сломанные руки и ноги вправляла

Карись куллезöс вашöтны, Из городища чертей выгоняла,

Корны еннэзлicь отсöт»... Умела звать на помощь богов...

Пöвсин. согласно преданию, была матерью пермяцких богатырей Кудым-Оша, Мая, Купры (Г. М.).Самой могущественной, согласно данного же народного предания, в их обществе была знахарка Чикыш.

.. «А эшö тöдicьжык вöлöм А еще сильнее знахарка была

Кöдö шуöмась Чикышöн Которую звали Чикыш

Сюра-пелякöт тöдчывлöм Она с духами дружила,

Биэз-ваэз вермöм öвны, Могла останавливать огонь и воду,

Да лёк тöввезöс панлавны, Сильные ветра отводила,

Кулöм отирöс ловзьöтлöм, Возвращала к жизни людей,

Кöр ньöвйöсь нiйö пöрöтас, Павших от стрел,

Нето шöдзсянь киссяс вир. Или от колотых ран.

Предание о Кудым — Оше наглядно показывает роль знахаря у коми-пермяцкого народа, его глубокие корни.

Исследователи В. М. Янович (1903); Н.А.Рогов (1858, 1860), Г. А. Старцев (1999); В. П. Налимов (1907); И.Н.Смирнов (1891), Д. И. Гусев, (1953); Я. В. Шестаков (1905); В. Н. Белицер (1957), А. С. Сидоров (1928); Н. И. Шишкин (1947); Н. Д. Конаков (1996, 1994); И. В. Ильина (1997, 1989); священник А. Крупкин (1903, 1911); писатель-фольклорист В. В. Климов (1992, 1997, 1964), коми-зырянский писатель В.В. Тимин (2000), в разный период времени изучали и характеризовали роль знахаря в Коми-Пермяцком крае. Подытожив их сведения, и обработав собственный полевой материал, на мой взгляд, можно предложить нижеследующую иерархию знахарей коми-пермяцкого общества.

Знахарей у коми-пермяков целесообразно, считаю, можно разделить на три группы: первую составляют вежливцы; вторую — костоправы, повитухи, травницы (лекари и лекарки). Они занимались преимущественно оказанием медицинской помощи, применяя при этом различные магические приемы, и занимали своеобразное серединное положение. К третьей группе относились знахари, колдуны, туны, лёк туны (сильные колдуны), еретники. Они в своей практике осуществляли религиозно-магические обряды, связь с потусторонним миром, вызывали духи умерших родственников. К ним обращались в случае болезней, которые вызваны, по народным представлениям, действием сверхъестественных сил, и неизлечимых обычными средствами — порче, киле, икоте (щева), сглазе и других.

Первая — вежливцы.

Вежливец (веж – желтый; веж — святой — коми-пермяцкое фольклорное; вежалicь — священник, шаман; веж — цвет лика бога). Вежливцы пользовались особенным почетом у пермяков. Они являлись посредниками между божеством и пермяком, в прошлом были своеобразными пермяцкими шаманами, не отрекались от христианского бога. Данную функцию вежливцев ярко раскрывает сохранившийся до настоящего времени обряд «черöшлан», который нашел отражение в работах профессора Казанского университета И.Н. Смирнова, священника А. Крупкина, Н.А. Рогова и в других работах по исследованию края.

Исследователи края И. Н. Смирнов, В. М. Янович, В. А. Хлопов и др. отмечали большую роль вежливца в диагностике заболевших пермяков путем применения обряда «черöшлан». Здесь вежливец раскрывал пермяку причину несчастий и болезней, а также указывал, какое умилостивление (жертвоприношение) необходимо сделать ему определенному святому или умершему родственнику.

Обряд «черöшлан» выполняли (проводили) вежливцы — «черöшланники» (мужчины), а также и женщины — «черöшланницы» (Смирнов, 1891, с. 211; Янович, 1903; с. 46; Рогов, 1858, с. 25). Суть главной задачи| в данном обряде заключалась в переходе вежливцем границы верхнего мира — в выполнении посреднической функции между божеством и человеком.

На пермяцкой свадьбе вежливец также играл главную роль. Он охранял всех участников свадьбы, был главным управителем во время всего свадебного пермяцкого обряда от начала до конца.

Необходимо дополнить, что немаловажным аспектом являлся путь свадебного поезда в церковь на венчание. Согласно коми мифологии, по своей сути дорога в церковь является движением пути из нижнего мира в верхний мир. Во время движения в церковь свадебному поезду было необходимо пересечь эту границу миров. Переход границы был очень опасным. Охрану проезда участников свадьбы обеспечивал также вежливец.

Н. А. Рогов, характеризуя особенную роль вежливца при движении пермяцкого свадебного поезда к дому невесты, и обратно, отмечал: «...Колдуна всегда почитали больше всех из поезжан свадебного поезда. Он должен был быть силен в колдовстве, должен уметь отвращать злой умысел нехорошего человека или врага, другого вежливца (колдуна), чтобы тот не превратил свадебный поезд в зверей или в птиц» (Рогов, 1858, с. 137).

Таковыми являлись, на мой взгляд, основные функции вежливцев у коми-пермяков.

Вторая группа врачевателей — костоправы, повитухи, травницы.

Костоправы:

а) нöитicсез, веськöтicсез (вправляющие, разминающие, выправляющие);

б) матегаиссез, матегасиссез (растирающие, натирающие, масса- жирующие).

Повитухи — (бабитчиссез, гöг баба, гöгинь бабка), гöг лечитiccез (бабки, лечащие, вправляющие пуп, пупок).

Травницы — (туруннэзöн веськöтiссез, туруннэзöн лечитiссез) — лечащие травами, сборами из трав, настоями и настойками из трав.

Как правило, вышеперечисленные знахари и знахарки сопровождали свои действия заговорами (кöрткыввезöн — кöрт — железо; кöрт — вязать — завязывать; кыв — слово, — крепко, железной хваткой завязать, закрепить при помощи слова) магическими обрядами и молитвами. Заговоры (кöрткыввез) в своей основе состояли из молитвенных обращений к Богу и святым угодникам как к целителям. Но в целом у каждого лекаря был свой стиль, и каждый из них в своей практике опирался на навыки, знания, методы, полученные в процессе обучения, и наработанные в своей практической деятельности. При помощи различного вида массажей, а в первую очередь — мыльного (мыло – матег, мылить — матегавны), наложения фиксирующих повязок, применения лекарственных средств минерального, растительного и животного происхождения, они достигали положительных результатов в довольно сложных случаях. К примеру, при лечении пуповых грыж, ушибов, вывихов, переломов, опущения внутренних органов, головных болей, различного рода остеохондрозах, а также при оказании помощи роженицам, и в различных других случаях.

Анализируя источники, и изучая поведение костоправов, повитух, травниц во время оказания ими медицинской помощи, приходим к выводу, что для них всех были характерны следующие важнейшие качества:

- установление быстрого контакта с больными людьми;

- знание психологии людей;

- хладнокровие;

- выдержка;

- терпение в обращении с больными людьми;

- уважительное обращение к больному человеку.

Эти качества считались профессиональными. К этому следует дополнить, что в процессе лечения пермяцкие лекари и лекарки эффективно использовали для достижения положительных результатов установившуюся связь между ним и больным, не выпускали из своего поля зрения доверительную нить целительного диалога.

Постоянный диалог, постоянная связь знахаря и больного являлись одной из главных причин качества, эффективности, популярности и жизненности народного врачевания, народной медицины коми — пермяков.

До сегодняшнего дня обращает на себя внимание наличие большого числа опытных костоправов, травниц на территории Юсьвинского, Юрлинского, Кудымкарского, Кочевского, Косинского, Гайнского районов Коми-Пермяцкого автономного округа. Суровая природно-климатическая действительность, жесткая заданность жизни коми-пермяков заставляют обращаться к врачевателям и разноообразным разным народно-лекарственным средствам.

У язьвинских и зюздинских коми-пермяков травы использовались и используются в меньшей степени, чем у иньвенских, косинских, гайнских коми-пермяков. В их лечебном арсенале используется больше средств животного происхождения.

Как правило, знахари не знали медицинских формулировок, терминов и не могли объяснить суть происходящих в организм человека процессов. Они объясняли и объясняют свое ремесло накоплением практических знаний и умений чувствительного и осязательного характера в процессе работы (врачевания).

Отношение односельчан, окружающих к костоправам, травницам и повитухам зависело и, зависит по сей день от того, насколько успешно они выполняли и выполняют свои функции врачевателей (лекарей). Наиболее опытные из них высоко ценились в прошлом, ценятся и сегодня населением округа. Некоторых из них приглашали для оказания медицинской помощи далеко за пределы Коми — Пермяцкого края. Так, по всему нижнеиньвенскому краю, был известен костоправ Еля Григорий из д. Секово Архангельской волости, и очень известная травница из д. Катшакок Купросской волости Лавёришна Анна. Они занимались врачеванием в крае, и в Усолье. Территория их врачевания находилась в пределах Соликамского уезда.

Обычно коми-пермяки, обращавшиеся за помощью к костоправам и травницам, считали обязательным отблагодарить лекаря продуктами домашнего хозяйства, охоты и рыболовства. Профессиональная этика, неписаный закон природы не позволяли лекарям брать в качестве платы за лечение деньги. Это правило сохранилось в крае и до сегодняшнего времени.

Занятия врачеванием для более общепризнанных костоправов, травниц и повитух служило, а в некоторых местах округа — служит и в современный день, своеобразным ремеслом. Врачевание кормило их, помогало и помогает выживать.

Третья группа врачевателей — тöдiссез (тöдны — знать, узнать, охарактеризо- вать, отгадать и помогать).

Это наиболее распространенное название знахарей как у коми- пермяков, так и у коми-зырян. Данное название подразделяются на несколько подгрупп.

1. Töдiсceз (лекари), которые занимаются только лечением. От христианского бога они также не отказывались, но своими религиозно- магическими действиями переходили границу нижнего мира. Таковыми являются: пывсьöтiсь (парящий, вправляющий), пöлясись (дующий, сдувающий) и ним видзись (имя охраняющий), встречается более старое выражение — свадьба видзись (ранее — это был, возможно, вежливец), материал о котором был рассмотрен выше.

Пывсьöтiсь (лечащий, вправляющий больных в бане). С баней связаны многие ритуально-магические обряды жизни коми-пермяков, но особое её предназначение было — для снятия сглаза, лечение порчи и других болезней.

Пöлясись (лечащий — дующий, сдувающий, убирающий). Знахарь сдувал с больного порчу или сглаз, а также заговаривал (дул на больное место), стараясь удалить возможную причину болезни. А. И. Емельянов объясняет подобный термин удмуртов «пелляськись», служащий для обозначения, выделения знахарей, «лечащих посредством вдувания своих слов в больного» (Емельянов, 1921, с. 52).

Ним видзись («имя охраняющий» — охраняющий, оберегающий, стерегущий). Знахарь, защищающий от злых духов, которые могут вместе с именем пермяка (если оно будет без защиты) унести и душу человека.

2. Töдiсь — знахари, приносящие различный вред пермякам. К ним относились: тун (лек колдун — сильный, злой колдун), колдун — тшыкöтiсь (портящий, насылающий болезни, приносящий вред здоровью), ерекник (еретик), икота сетавись (раздающий, насылающий, отправляющий по ветру икоту), кöновал (коновал).

Согласно существующим верованиям коми-пермяков, туну, колдуну — портящем знахарю помогают водяной (куль, вакуль), леший (вöрись, вöрдядя), банный чуд (баняись), овинный чуд (калян) и другие.

Тун считался более могущественным среди колдунов. Чаще название тун встречается в фольклоре (тун, тунавны — предвещать, гадать, ворожить) (Климов, 1994, с. 72). Считалось, что тун может портить (тшыкöтны) людей и скот до тех пор, пока у него не выпадет последний коренной зуб. После этого он теряет колдовскую силу, которую он должен был передать кому-то из своего рода (увтыра).

У коми-пермяков существует легенда о возникновении колдовства, связана она с пермяцкой чудью.

... «Считалось, что в нашем крае жил прежний (важ отир) чудской народ. Они (чудские люди) все были немножко колдунами (тöдiссез). Важ отир считали зверей и птиц своими предками и братьями. Охотились чудские люди на зверей и птиц только лишь при крайней нужде. Во время еды после охоты чудь проводила различные обряды, чтобы лучшие качества поедаемых ими птиц и зверей перешли на них».

Вскоре чудских людей стали притеснять другие племена. Она (чудь) стала бороться за свои yгодья и реки. Кроме обычных схваток, чудские люди начали призывать на помощь своих богов, ветер, грозу, огонь, воду. Однако, через несколько веков силы зла пришли к этому народу в виде колдовства порчи, так как они (чудь) просили зло для других людей»...

Вот откуда, считают коми-пермяки, пошло у них колдовство. Общим для тунов, колдунов, тшыкöтicь является тот аспект, что они, проходя обряд посвящения в колдуна, как правило, отказывались от христианского бога, расстреливали распятье, продавали душу дьяволу.

Можно предположить, что эта категория тöдicь постоянно переходила границу нижнего мира, насылала пермяку и его скотине болезни. Они же (колдуны) помогали снимать болезни, порчу от менее могущественных колдунов.

Считалось, что их сила и знания получены ими непосредственно от окружающих духов или добыты в другом сверхъестественном мире. По народным верованиям пермяков, колдуны являлись представителями иного мира в мире людей, поэтому могли не подчиняться законам человеческого бытия.

Исследователи Н. А. Рогов (1858,с. 26), И. Н. Смирнов (1891, с. 209), В. П. Налимов (1907, с. 35), А.С. Сидоров (1927, с. 95 — 96), Н. Д. Конаков (1996, с. 37), И. В. Ильина (1997, с. 48) в своих работах акцентировали внимание на том факте, что колдуны использовали свои сверхъестественные способности как на пользу, так и во вред обществу.

Итак, в исследуемый период, в Коми-Пермяцком крае особое положение занимали знахари — лица, способные, по народным представлениям и преданиям, устанавливать контакты со сверхъестественным миром. В их среде были специалисты не только по народной медицине, но и областях хозяйственной деятельности (кузнечном и плотницком делах, охоте, рыболовстве и других). Функции у них были очень разнообразны: излечение болезней, поиски пропавших вещей и людей, обеспечение удачи в промыслах, в строительстве, предсказывание будущего, толкование снов, лечение килы, икоты, снятие сглаза и порчи. Нередко знахари выступали в роли блюстителей норм традиционной морали пермяцкого общества, руководителями жертвенных и других обрядов.

Передача и закрепление специальных знаний знахарям обеспечивалась культурными механизмами, которые выступали в виде довольно устойчивых представлений и обрядов. В большинстве случаев, сведения как о магических, так и о рациональных способах лечения, как уже было отмечено, передавались по наследству и сохранялись в семье.

В традиционном коми-пермяцком обществе знахарь выполнял функции, аналогичные шаманским, и, в первую очередь, осуществлял связь между мифологической моралью. Они будут рассмотрены далее. Именно посредническая роль знахаря, осуществляемая посредством символического путешествия в иные миры, или при общении с их представителями (духами), обуславливала его значение в жизни коми-пермяцкого общества и конкретного человека.

Список литературы.

1. Белицер В.Н. Очерки по этнографии народов коми ХIX – начала ХХ века.- М., 1958.- Т. ХIV.- С.316-332.

2. Гусев Д.И. Социалистические семейные отношения коми-пермяков.- М., 1953. – С.109, 177.

3. Емельянов А.И. Курс по этнографии вотяков.- Казань, 1921.- С.52.

4. Ильина И.В. Народная медицина коми. – Сыктывкар, 1997.- 120с.

5. Ильина И.В. Как в старину лечились//Родники Пармы.- Сыктывкар, 1989. – С.92-120.

6. Камасинский (Шестаков) Я.В. Около Камы. Этнографические очерки и рассказы. – М., 1905.- С.212.

7. Климов В.В. Лöз йöрнöс (Голубая рубаха)- Кудымкар, Пермская книга, 1992.-272с.

8. Климов В.В. Заветный клад. – Кудымкар, 1997.- 412с.

9. Климов В.В. Кудым-Ош – чудскöй пам//Иньва.- Кудымкар, 1964..-С.12-16.

10. Конаков Н.Д. Традиционное мировоззрение народов коми: Окружающий мир. Пространство и время. – Сыктывкар, 1996.-112с.

11. Конаков Н.Д. Традиционная культура народа коми. – Сыктывкар, 1994.-272с.

12. Крупкин А. Верования пермяков-иноверцев.- Известия Архангельского общества изучения Русского Севера, №5,1911.- С.340-355.

13. Мальцев Г.И. Священник и колдун в религиозно-мифологической картине мира коми-пермяков//Коми-Пермяцкий округ и Урал: история и современность.- Кудымкар, 2000.-С.87-88.

14. Налимов В.П. Загробный мир по верованиям зырян//Этнографическое обозрение.-1907.-№1-2.-С.213-218.

15. Рогов Н.А. Материалы для описания быта пермяков. – МВД.- Т.29.-Отд. VII. – Кн.4.-1858.- 82c.

16. Рогов Н.А. Материалы для описания быта пермяков//Пермский сборник.- М.,1860.- Кн.2-291с.

17. Старцев Г.А. Из мира колдовства коми-пермяков//Арт.-№2, 1999.-С.143-150.

18. Тимин В.В. Эжва Пермска зонка. Повесть. – Сыктывкар, Эском, 2000.-256с.

19. Хлопов В.А. Хозяйственный и нравственный быт пермяков//Журнал Министерства государственных имуществ.- 1852.- Т.44.-№8.-С.247-260.

20. Шишкин Н.И. Коми-пермяки (этно-географический очерк).-Молотовгиз, 1947.-140с.

21. Янович В.М. Пермяки. Этнографический очерк//Живая старина.-Т.1-2.-1903.-112с.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

47